Пося-сан
безбелетник
начинаем серию подарков =)))
Название: Зарисовка
Афтар: йа
Размер: мини
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: beware of slash:pauk:

На перекрестке двух дорог тощий менестрель пел о вечной любви. Что он знал о любви?! Что он знал? Что он… А я вот, знаешь, иду по пыльной проселочной дороге, и руки словно не мои, и ноги – не мои, и глаза, полные облачной пеной, тоже не мои. И вообще сам я не свой. Не свой, потому что его. Ах, какие глупости. Что ты знаешь о вечной любви, менестрель? Сколько в твоем понимании – вечность? Сколь длинной ты можешь ее представить? Время… Гармошка-пустышка. Ты то стягиваешься, то растягиваешься, а я вот в такт никогда не попадаю. Как представлю, сколько тысячелетий я топтал эту твердь, и сколько буду топтать… И думается мне, что прожив столько лет, я уже не могу, не имею права умереть. Может, это старость? Менестрель? Похоже, я отошел слишком далеко, и звон струн затих в дали.
Будущее страшит меня. Иногда я думаю: как здорово было бы родиться лопухоидом, прожить с ним только одну обычную, нормальную человеческую жизнь, и умереть, а там – будь что будет. Ушли бы туда, куда уходят все люди… уж точно не в Эдем, ха-ха. Как же здесь жарко. Пожалуй, прилягу под вон тем вязом, сброшу латы и подремаю… До вечера еще много времени.

Беседка. Тонкие прутики обвиты гибкими стеблями плюща, что словно зеленые змеи поглотили решетку, разделяющую деревянный пол и тихую гладь озера. Я наблюдаю за водомерками, скользящими по водному зеркалу, будто конькобежцы, наблюдаю тем пристальнее, чем яснее ощущаю твое близкое присутствие. Вот ты уже стоишь за моей спиной, а я не услышал звука шагов. Разумеется, они, как всегда, были плавны и грациозны, и каждое движение хранило на себе отпечаток силы и власти, осознанно демонстрируемой фигурой, завернутой в черный балахон. Теперь я смотрю прямо перед собой и мне не нужно даже оборачиваться, чтобы увидеть тебя: мягкими волнами черные кудри спадают на лоб, щеки неестественно бледны, в глубокой черноте очей и на устах играет лукавая усмешка. Нос с едва заметной горбинкой и скулы, словно высеченные из камня… И все дышит мощью лавы, кипящей в недрах вулкана.
- У господина патриция так много дел, что я искренне удивлен, как он нашел время посетить мою скромную обитель. Если не ошибаюсь, сегодня мы даем решающий бой Атлантиде? – не прерви я молчания, ты, кажется, мог бы молча созерцать мою спину еще несколько часов.
- Не ошибаетесь.
- Так в чем же причина столь неожиданного визита? Разве сейчас не должно проходить заседание Совета?
- Я думаю, Совет может посидеть и без меня. Это так утомительно, ты же знаешь.
- О, мы снова на «ты»? А еще днем, представляя меня вашей любовнице вы…
- Как Вам будет угодно.
- Ах, ну определитесь же!
- Я предпочел бы на «ты», а еще лучше…
И я снова не могу сдержать предательского вздоха, когда твоя ладонь скользит чуть ниже моей спины. Эти шелковые балахоны, ангел бы их побрал…
- … а еще лучше вот так.
- Вы несносны! – оборачиваюсь, полыхая праведным гневом. – Можете распускать руки в другом месте, для этого предназначенном…
- Шшш…
О дьявол, как ласковы твои глаза! Ты же знаешь, я не могу устоять! Ты знаешь!
- А вдруг меня убьют в этом сражении?
- Плакать не буду!
Разворачиваюсь. О, мой палач и мой благодетель… Ты же знаешь, что ты для меня все в этом мире, так зачем спрашивать еще раз? Зачем?!
- А я так надеялся хоть на одну слезинку…, - твоя рука привычно аккуратным движением убирает волосы, оголяя шею. Почему ты так нежен сегодня? Неужели и вправду думаешь, что…? Что это твое последнее сражение?!
Снова оборачиваюсь и в глазах моих смятение и испуг.
- Каин…
Но ты спокоен, вроде бы обычно спокоен, и ни одной черточкой, ни одной морщинкой не выдаешь волнения. Но я-то знаю… Я все знаю.
- Все будет хорошо, милый… Мы победим.
Так сметаются все условности, все преграды, недомолвки и горечь долгих дней ожидания.
- Победим.
Ты улыбаешься и черные глаза вспыхивают азартом. Еще несколько секунд…
- Уходишь?
- Ну, не смотри так. У тебя ведь рана, ты сам знаешь. Ты и меча теперь не удержишь.
- Знаю. – так говорят обреченные на бессилие перед собственной судьбой.
- Вот и молодец. – всего один поцелуй, да и тот мучительно короткий.
- Возвращайся. Ладно?
Легкий наклон головы и тебя поглощают вечерние сумерки. Над озером поднимается туман, в котором растворяются водомерки. Серебристый балахон еще некоторое время колышется на ветру, а потом шуршание ткани затихает где-то в глубине здания.


Какой странный сон… Хотя скорее воспоминание. О, какие жуткие раны были у тебя тогда. Я сам выхаживал тебя, рыча сторожевым псом на всех, кто осмелится приблизиться. Долгие взгляды, сквозившие благодарностью и сдержанная улыбка, залегшая в уголках губ… Это было счастливое время. Но потом все снова вернулось на круги своя. Кроме, разумеется, Атлантиды…

@темы: Фики