Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
17:03 

безбелетник
Название: Измена
Афтар: Посентия Сановна
Размер: миди
Рейтинг: R
Предупреждения: слэш, ангстище

А на небе так мало звезд,
Я играю на месяце как на кифаре.
Снова ветер тебя безумный унес
В дальние дали…


Он лежал на дощатой крыше в славном городе Афины. Гвозди немилосердно давили в спину, но он не желал уходить.
«Интересно, сколько мне сейчас по-лопухоидному лет? Восемнадцать? Девятнадцать? А, кто их разберет…»
Хотелось любви. Хотелось ласки. Но больше всего хотелось есть. Каин уже несколько месяцев где-то пропадал с очередным заданием, а все местные нимфы как с цепи сорвались.
«Вон, хихикают сидят. Дуры. Лучше бы окорок принесли…»
На соседней крыше действительно сидели два премилых создания и заливались звонким смехом.
Дей откровенно скучал уже который день, но боялся себе в этом признаться. Сам факт привязанности к определенному «объекту» казался ему диким.
В последний раз недовольно зыркнув на девушек, Дей встал, потягиваясь. У него появилась идея и он собирался заняться ее воплощением немедленно.

Афродита принимала ванну.
«Опять!»
Деймос юркнул за ближайшую колонну, но было поздно. Приторно-сладкий голосок щекотал нервы не на шутку.
- Деймос, - промурлыкала она с придыханием, - зачем пожаловал? Неужели тебя не учили, что после двенадцати к молодым девушкам ходить неприлично? Или ты пришел избавить меня от ночных кошмаров?
Дей неслышно выругался, прошептав: «Нимфоманка!», и вышел из своего укрытия. Глаза его были плотно закрыты. Во избежание.
- Послушай, я вовсе не за этим пришел.
- Ты такой милый, когда смущаешься!
Дей чувствовал, что его щеки пылают, но ничего не мог с этим поделать.
«Так, соберись…»
- Будешь приставать, расскажу Арею!
Послышался громкий всплеск. Дей нерешительно приоткрыл один глаз и увидел, что разгневанная и обиженная Афродита повернулась к нему спиной, сложив белые ручки на груди.
- Ну Афри…, - протянул Деймос, подходя ближе. Он знал, что богиня больше не попытается его соблазнить. Имя мужа обычно действовало на нее отрезвляюще, главное – вовремя его упомянуть.
- Чего тебе, вымогатель? – смягчилась Афродита после длительного массажа. Дей добросовестно вперил взгляд в обложенную белоснежными плитами стену.
- Можешь одолжить мне свое зеркало?
- Заговоренное? Бери, только не расколоти.
Она села вполоборота и подмигнула богу Ужаса.
- А зачем оно тебе?
Деймос махнул рукой, мол, не важно, и оставил богиню сгорать от любопытства в гордом одиночестве.

На дне зеркала неизменно плавал золотой месяц. Уже битый час Деймос безуспешно пытался заставить артефакт работать. Бог зевнул, прислонился к холодной мраморной стене и прикрыл глаза, пытаясь нашарить в голове нужную руну.
- Ну неужели все сорвется из-за того, что у меня куриная память?! – в отчаянье простонал Дей, сползая по стенке. И тут его осенило.

Сначала ничего, кроме кромешной тьмы различить не удавалось, но скоро донесся голос. Мужской голос, заставляющий сердце биться быстрее. Дей наклонился к самой поверхности зеркала, но речь звучала слишком отдаленно и неразборчиво. Тогда он отнес артефакт в ближайшие кусты и нерешительно коснулся ровной глади пальцем. Вопреки ожиданиям, она оказалась жидкой и вязкой, на вид, словно расплавленное серебро. Через несколько мгновений парень исчез, а портал-артефакт замерцал и закрылся. Теперь в нем вполне естественно отражались зеленые ветви и тонкая ниточка лунного света.

Дей сгруппировался и мягко опустился на землю, подняв тучу пыли. Глаза, привыкшие к темноте, различили очертания небольших домиков, по-видимому, глиняных, и узкую дорожку, обсаженную платанами. Чуть поодаль стояли две фигуры, и именно оттуда слышался голос Каина. Деймос подкрался ближе, прячась за деревьями. В конце концов, если это важная встреча, лучше ему не показываться. Такого рода мероприятия не терпят случайных свидетелей. Но совсем скоро парень понял всю нелепость своих предположений.
- Неправда ли, сегодня удивительная ночь, милая?
- Удивительная, господин, но немного прохладно…
Дей поморщился. Здесь было градусов на пять теплее, чем в Греции, а там жара невозможная, земля трескается, мухи дохнут и падают в трещины…
- Может, зайдете ко мне? Могу предложить вам горячего чая, или чего покрепче…
Дей почувствовал, как в нем закипает злость и обида, но поспешных выводов пока старался не делать.
«Может, ему охмурить кого сказали? Ну да, конечно, доверчивый и наивный Деймос… Пришел бегать и хвостиком вилять? Тут и без тебя уже народу хватает…»
Проследить за ними до дома труда не составило. А потом бог Ужаса решил уйти по-английски, не прощаясь.


Нагретая за день земля была теплой и мягкой. Скрестив руки за головой, он смотрел в небо, тяжело дыша после длительного бега. Только что он, сломя голову, рванул, куда глаза глядят, и в результате оказался в безлюдной степи, далеко за городом.

Рвется паруса белая ткань,
Волны мчат на восток.
Над волнами белесый туман,
Под ногами – песок.


Что-то надломилось в душе. Разбился стеклянный сосуд, который вместо благовоний, по ошибке, глупой, досадной ошибке, заполнили ядом. Он неспешно стекал по стенкам души, оставляя кровоточащие язвы.
«Все правильно. Мы не давали друг другу обетов».
Пламенеющий в груди гнев сменился отчаяньем, растерянностью. Когда только Каин успел разлюбить его? Как мог он забыть их жаркое прощание… Да его поцелуи до сих пор жгут тело, и если прикоснуться к ним рукой, кажется, можно обжечься.
И его чистую, преданную, искреннюю любовь он променял на первую встречную, чью-то служанку, быть может, рабыню.
«Я найду ее. И убью».
Дей содрогался от чувства близкой, сладкой мести. Когда ее кровь будет течь по рукам, когда она будет задыхаться, извиваться в предсмертной судороге, когда ее глаза остекленеют, дыхание оборвется… Он ощущал это сумасшедшее упоение, как будто труп девушки уже лежал у его ног. Душа стонала раненным зверем, ногти зарывались глубоко в землю, выдирали из нее пучки травы, а юноше бредилось, будто это волосы проклятой девчонки. Волосы, которые гладили его руки, его сильные нежные руки...

Дей закусил губу и рывком сел. Пелена перед глазами исчезла, и он снова осознал, где находится. Где-то там, наверху, выжимали тяжелые полотнища туч.

Земля под ногами громко чавкала, шквал рвал волосы, резал кожу ледяными лезвиями и мокрые капли заливались за пазуху. Но он уже забыл обо всем, он слился с беснующейся стихией. Он не останавливался ни на минуту, пытаясь сбежать от собственных мыслей. Нужно было какое-то движение, что бы не сойти с ума под гнетом мрачных дум, избавится от стучащего в висках: «Он бросил тебя. Вышвырнул из своей жизни, как паршивого пса».
Но рано или поздно он должен был упасть. И тогда черные грифы будут рвать его кожу, забираясь внутрь, где течет живая кровь и пить ее, иссушая тело, изгоняя душу из ненавистной оболочки.

Два месяца прошли в каком-то тумане, во мраке и небытии. Он упивался своим страданием, не желая запускать в себя ничего извне, ничего больше, замкнутся и смотреть в себя, словно зрачки повернулись внутрь. Как легко становится, когда знаешь, что это конец, что не будет больше бессмысленного созерцания чужой жизни. Жизни другого человека, который когда-то звался Деймосом.

- Зачем ты пришел?
Как забавно видеть его смятение, растерянность. Что, не ожидал увидеть живой труп бессмертного бога?
- Что случилось, Дей? Ты болен? Что с тобой?
Неестественный смех сумасшедшего.
- Боги не могут заболеть. Хотя ты прав, я тяжело болен уже два месяца.
Он бормочет что-то. Кажется, проверяет, нет ли на мне проклятия. Мои губы снова кривятся в усмешке. Он не узнает меня, лихорадочно пытается понять, что стряслось. Сводит черные брови, морщит лоб.
- Душевно болен, - подсказываю я, наблюдая его реакцию. Похоже, Каин в упор не понимает причины моей, так называемой, болезни. – Ну что же ты? Рассказывай, как там Персия, а в особенности персиянки. Красивые, наверное. – Зеваю. Кажется, что-то промелькнуло в его взгляде. Неужели догадался?
- Но я не любил ее.
- Ты обнимал ее. Целовал нежную, тонкую шейку… Гладил шелковистые волосы… Правда, они такие же приятные на ощупь, как мои?! – что? Во мне вскипает гнев? А я думал, что разучился чувствовать. Мои глаза лихорадочно блестят, я беру его ладонь и изо всей силы дергаю себя за волосы, выдирая клок. Он в испуге отнимает руку и долго смотрит на меня. Наверное, хочет определить степень моего помешательства. О да, ему страшно. А какие еще чувства может вызывать бог Ужаса кроме страха и отвращения?!

Слушай стоны ветров,
Что приносит прибой,
Там мой клич, там мой зов:
«Возвращайся домой!»


Он опускается на колени. Зачем?
- Ты знаешь, чье имя будет на моих губах, когда они разомкнутся в последний раз.
Он наклоняется низко и целует край давно нестиранного хитона. Что он делает?! Куда уходит?!
- Безрассудный! – я не узнаю собственного голоса. Полный отчаянья крик заставляет его замереть.
- Я не достоин тебя, Дей.
Мои губы уже давно кровоточат, но я с остервенением кусаю их. Моя воля над телом слабеет. Я не принадлежу себе. Не принадлежу с тех пор, как встретил его. У меня почти нет сил, но я встаю. Он все еще стоит спиной ко мне, сгорбившись, не смея повернутся. Мои зрачки вновь поворачиваются наружу, чтобы видеть его. Видеть, как вздрагивают его плечи в беззвучном, тщетно скрываемом рыдании. Как сжимаются его кулаки в бессильной злобе на самого себя. Я читаю его, словно раскрытую книгу. Потому, что я живу в нем. Теперь действительно живу. Пошатываясь, я иду по холодному полу. Сколько времени я не ел? С ужасом смотрю я на свои руки, почти что кости, обтянутые кожей. Моя ладонь ложится на его плечо. Она такая легкая, что я начинаю сомневаться, почувствовал ли он это невесомое прикосновение.
- Ты правда не любил ее?
- Правда.
Тяжесть наваливается на веки, и я падаю куда-то. Но истерзанная душа наконец-то обрела покой.

@темы: Фики

Комментарии
2009-03-04 в 17:19 

Я злой и страшный серый волк...
Мне снова захотелось прибить Каина :weep3:
Хотя читала это уже, сейчас после долгого перерыва мне показалось еще ужаснее. Надо было еще предупредить что агнтище еще тот :(

2009-03-04 в 17:59 

безбелетник
няяяяяяяяяяяяшечкаааа, ну что вы, нинадо иго прибивать)) а мне как-то наоборот в этот раз нитаГ жалобно показалось)) но предупреждение напешу)

   

Когда умирал закат

главная