Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
13:30 

безбелетник
Название: Амазонки
Автор: Пося
Рейтинг: R
Размер: макси(?) или миди Оо
Предупреждения: слэш, убийства

На далекой Амазонке
Не бывал я никогда,
Никогда туда не ходят
Иностранные суда.

Детская песенка


I

- Дей, я до сих пор не понимаю, на кой тебе сдались эти амазонки…
- Зевс сказал – надо делать. Ты же не хочешь узнать о моей безвременной кончине? У них с Герой опять что-то не ладится, а попасть под горячую руку в такое время равносильно самоубийству, - непринужденно болтал Деймос, хотя ноги увязали по колено в трясине, а всю амуницию приходилось нести, высоко подняв руки.
- Ну ладно, тебе приказали, но я-то что здесь делаю?! - недовольно ворчал Каин, хотя накануне сам вызвался помочь другу «от нечего делать».
Молчание длилось недолго. Когда они, наконец, выбрались на относительно сухую местность, недалеко, из чащи, взвилась в небо стайка потревоженных птиц. Мужчины нахмурились и крепче сжали оружие.
Первая стрела не угодила в цель, но ее шальная подруга попала в ногу Деймоса. Страж чертыхнулся и рухнул на землю.
- Вот тебе и заключили мир, - подумал он, отползая за дерево, которое было хоть и относительным, но все же прикрытием. Каин стал за огромную сосну рядом. Они молчали и напряженно вслушивались в шорохи внезапно проснувшегося леса. В нескольких метрах от них предательски хрустнула ветка. Дей слышал, как Каин вышел из укрытия и начал медленно продвигаться вперед. Сердце колотилось как безумное. Но ничего не произошло, снова все стихло. Каин вернулся к нему, озабоченно смотря на его раненную ногу, из которой беспрестанно сочилась кровь.
- Похоже, они решили с нами не связываться. Какое-то странное нападение, ты не…
Последним, что он увидел, были широко распахнутые от удивления глаза Каина. Потом тяжелый удар по голове и темнота.
«Даже шлем не помог…»

- Скорее! Скорее!! - торопливый шепот, отдающийся в больной голове криком. – Вы понимаете, они придут сейчас! Нужно бежать!
- Бежать куда? – Каин говорит как обычно лениво, слегка растягивая слова, - мы мужчины, а не трусливые псы, чтобы бегать от женщин.
- Но они убьют вас!
«Ха, неужели она думает, что этот довод подействует на Каина? Наивность – второе счастье» - отстраненно думает Дей. Перед глазами темно, его слегка мутит, и двигаться сейчас совершенно не хочется. Лучше уж так…
- Вы хоть знаете, зачем они вас схватили? – женский голос срывается на крик.
- Ну зачем так кричать?! – он часто заморгал, чтобы отогнать круги, роящиеся перед глазами, и попробовал привстать. Каин склонился над ним, с беспокойством ощупывая место удара, которое сразу же отозвалось болью.
- Умолкните, девочка. Видите – человеку плохо. Ну как ты, жив?
- Вроде бы как… Что случилось? Мы вообще где?
- Понятия не имею. Но на тюрьму не похоже. Эти ненормальные женщины зачем-то притащили нас сюда и заперли. Видимо, не знают, что мы не люди, - говоря это, он склонился к самому уху Дея, - но телепортация как не работала, так и не работает. Я чувствую сильный магический фон. Похоже, здесь есть довольно сильные жрицы, это нам как-то не с руки…
- Да какая разница, я не собирался воевать с ними. Мы МИР заключать пришли!
- Извините, вы, может быть, не поняли… Вы должны уходить отсюда. Немедленно! – девушка, которая так самозабвенно пыталась их спасти, была еще совсем юной. Ее худенькое тело с едва округлившимися формами, казалось таким хрупким, будто дуновения ветра достаточно, чтобы сломать его. Миловидное личико со слегка заостренными скулами, рыжие, кудрявые волосы. Движения ее были немного скованными, а на щеках играл легкий румянец. Видимо, она очень стеснялась этих странных взрослых мужчин, но с отчаянным упорством хотела поскорее забрать их отсюда.
- А как вас…
- Мелфи, зовите меня Мелфи. Но у нас нет времени на пустые разговоры, прошу вас, умоляю, пойдемте скорее!
Каин равнодушно пожал плечами. Побег он считал трусостью, да и какой смысл бежать, если они пришли сюда, чтобы поговорить с амазонками и убедить их прекратить вражду. Другое дело – КАК это сделать?
Девушка лихорадочно искала доводы, которые подействовали бы на сурового красавца. Она почему-то все время обращалась к Каину, как будто Дей все еще лежал без сознания.
- Они… они воспользуются вашим телом для продолжения рода, а потом убьют! – воскликнула она и густо-густо покраснела. – Первым будет ваш друг, я слышала, как об этом объявляли старшие жрицы!
Каин внезапно нахмурился. Дей видел, как он напряженно думает, изредка бросая на Дея обеспокоенный взгляд. Мнения раненного никто не спрашивал.
- А чего вы так хотите, чтобы мы избежали этой плачевной участи? – спросил Каин недоверчиво.
Девушка опустила глаза.
- Я не хочу, чтобы мои сестры убивали невинных людей.
Она лгала. Оба видели это.

Но не смотря на все старания Мелфи, убежать им все равно было не суждено. Вскоре заскрипел ржавый замок, зашелестела ткань, и двери их временной темницы распахнулись. В комнату неторопливо вошла цветастая процессия. Женщины, одна прекрасней другой, большинство огненно-рыжие, но попадались и брюнетки, в вызывающе открытых, полупрозрачных хитонах. Дей перевел взгляд на Каина и замер. Нет, здесь был не прежний Каин, его любовник, воин, страж… Перед ним стоял обольститель. В его взгляде читалось все: и восхищение, и жажда игры, и любопытство, и желание, и страсть. Дей не видел, но чувствовал, как изменился он, и готов был дать руку на отсечение, что цвет его ауры, обычно черный, теперь окрасился в цвет крови и эроса. Деймос сухо поклонился их прекрасным пленительницам.
- Хайре, досточтимые амазонки! – он с большим трудом поднялся. Видимо, Мелфи успела перевязать его рану. На лице девушки читался испуг и грусть, и теперь, на фоне остальных пышнотелых женщин, эта маленькая хрупкая амазонка выглядела особенно жалко.
- Хайре, воин, – поздоровалась одна из них. Дей заметил, что у нее, единственной из всех, волосы были светлые, почти белые, а в руке довольно внушительное копье. – Зачем вы пожаловали на наши земли? Или не знаете, что мужчин здесь жалуют не больше, чем скотину? Особенно после этого проходимца Геракла…
- Мы пришли не просто так. Я Деймос, Бог Ужаса, посланник Зевса. Громовержцу надоели ваши своенравные повадки и бесконечные войны. Он желает мира.
Амазонка рассмеялась.
- Неужто быстроногий Гермес ушел на пенсию? Но если к нам пожаловал сам Бог Ужаса, кто же тогда твой спутник? Неужели один из твоей свиты?
- Мое имя Рикей, прелестная амазонка. Я его друг и соратник, - улыбнулся Каин.
«И любовник…», - мысленно добавил Дей, дивясь тому, какая перемена произошла с его новоявленным «соратником». Он весь был сама любезность и обаяние, но Деймос видел, как эта новая маска сквозит фальшью, хотя, казалось, остальные этого не замечали. Это обстоятельство немного умерило его ревность, но в душе все равно вскипала злоба.
- Ну что ж, Бог Ужаса, будь нашим гостем ровно семь дней. По истечении этого срока мы скажем вам свое решение – быть миру или войне.
Деймос сдержанно кивнул. С одной стороны, хоть эти амазонки и пытаются хранить внешнюю суровость и неприступность, их настоящие намерения были видны, как на ладони. И если все пройдет гладко, они выполнят задание и смогут вернуться домой. Но не нравился ему этот плотоядный взгляд Каина и лукавство старшей амазонки, ох не нравился.


II

- Ну как я сыграла, Мелфина? – спросила женщина, в то время как рабыни помогали ей переодеться.
- Вы как всегда блистательны, госпожа. Очень правдоподобно, - пробормотала Мелфи, водя гребнем по роскошным светлым волосам.
- О боги, всегда одно и то же. Помнишь, на прошлой неделе был Арей? Вечно у них комплекс неполноценности. Хоть бы один ответил: я простой критский моряк, извините, занесло попутным ветром, уже ухожу… Так нет же, нужно устраивать этот театр одного актера. Хотя сегодня актеров было двое. Послушай, Мелфина, сбегай к жрицам, скажи, чтобы вознесли богатую жертву Гере, чувствую, эти молодчики принесут нам неплохой урожай. Оба красавцы, как на подбор. И еще одно.., - добавила она, снизив голос, - позаботься, чтобы после трапезы, Рикея проводили ко мне. А второго пусть займут наши девушки. Да выбери достойных, нельзя терять такой шанс. Постарайся, милая, я полагаюсь на тебя, - сказала она мягко, внимательно разглядывая себя в зеркало. Отраженье ей определенно нравилось.

Вино здесь было уж слишком крепленое. Законы гостеприимства и желание угодить хозяйкам не позволяли отказываться, и Дей чувствовал, как неотвратимо пьянеет. Впрочем, так появлялся легкий туман в голове, и можно было уткнуться в свою чашу, чтобы ничего не видеть и не слышать. Весь бесконечно длинный вечер Каин и царица амазонок были полностью поглощены друг другом. Оба были виртуозными соблазнителями, и, казалось, чем грубее была лесть, тем больше она им нравилась, хотя оба пытались скрыть это за снисходительными улыбками.
«Ну что же, ты нашел наконец-то себе достойную соперницу. Только как бы не заигрался…», - мрачно думал Дей, изо всех сил пытаясь прислушиваться к оживленной болтовне обсевших его девушек, но его тошнило об одной мысли о предстоящей ночи. Нет, он, конечно, был с женщинами, но сейчас был совсем не расположен утолять прихоти любовниц.
«А он прямо светится счастьем… Ну еще бы…»
С каждым часом он все более хмурил брови, и, уткнувшись взглядом в стол, не видел упорно и тайно ищущих его глаз Каина. Они не успели перекинуться и парой слов, амазонки вцепились в свою добычу почище хищных гарпий, и как только Дей объявил, что наелся досыта, их сопроводили по покоям, которые были расположены в противоположных концах строения. Деймос проводил Каина взглядом. На его лице играла самодовольная улыбка. Сцепив зубы, бог Ужаса последовал вперед по коридору за конвоирующими его девушками. Вино живо смыло с них все напускное целомудрие и страх. Теперь каждая дрожала от волнения и предвкушения.
«Неужели я стану женщиной этой ночью?», - вертелась мысль в очаровательных головках.

Каин чувствовал этот колючий взгляд на своей спине весь вечер. Кто-то определенно следил за ним, но настолько ловко скрывался, что ему ни разу не удалось его перехватить. Он пытался сделать знак Дею, но тот сидел как в воду опущенный и совершенно его не замечал. Каин знал причину наверное, но слишком втянулся в игру, чтобы сейчас остановится. К тому же оправдание было налицо – он всего лишь выполняет порученную миссию, ничего личного. Хотя кого он пытается обмануть? Однако такие мысли владели его сознанием недолго. Как только Каин вошел в комнату Халатеи, а именно так звали белокурую амазонку, рациональная часть его сознания предпочла погрузиться если не в сон, то хотя бы во временную прострацию.
Она ушла раньше и теперь встретила его во всем блеске своей дикой, первозданной красоты. Лицо, словно высеченное из мрамора, было непроницаемо. Он почувствовал даже, будто его обдало холодом, и только глаза сверкали двумя сапфирами, завораживая, пленяя. О, как они звали его, эти глаза. Каин сглотнул комок в горле и опустился взглядом ниже. Вся фигура ее обернута какой-то струящейся, шелковой тканью. Она матовая, но идеально вырисовывает все плавные изгибы тела. Халатея легко прочла его восхищение. То ли по бессознательному жесту, то ли по движению губ и Бог знает еще по чему, ведь Каин старался сохранить равнодушное и спокойное выражение лица. Но, черт возьми, как он хотел заставить ее стонать от удовольствия, стереть эту насмешливую улыбку с алых губ! Несколько секунд они стояли в молчании. Вызов был брошен.

«И за что мне такое?» - думал Дей, лихорадочно ища в себе силы, чтобы быть хоть чуточку страстным. С одной стороны, все пять девушек были очень красивы, а румянец, вспыхивающий на щеках, даже при случайном прикосновении, делал их еще более хорошенькими. Была в этом какая-то своя, особенная красота, и то чувство, что они испытают в первый раз… Ему вдруг стало жаль эти едва распустившееся бутоны, и он чувствовал вину на себе, что вот так грубо собирается теперь сорвать их, и острый взгляд его смягчился немного.
Он сидел на роскошной и просто огромной кровати, а девушки обступили его, смиренно, словно рабыни, ожидая его слов.
- Гхм.. Пусть одна из вас останется, - они вдруг опустили головы, - а остальные ждут в другой комнате… - девушки вышли, радостно сверкая глазами, осталась одна. Тонкая, изящная, как ивовая ветвь, с тихим голосом и немного печальными глазами.
- Иди сюда… Как твое имя? – спросил он ласково. Он не хотел ничего предпринимать, пока она сама не пойдет на сближение. Грубый и разнузданный эрос ему претил. Она села рядом с ним на ложе и смущенно ответила:
- Лика.
Дей осторожно провел рукой по тяжелым, темным локонам.
- Ты любишь море?
- Д-да. Очень люблю, - она глубоко вздохнула, может быть, для того, чтобы немного собраться, - это моя страсть с самого детства. Говорят, мой отец был рыбаком…
Дей улыбнулся. Ну, хоть какая-то точка соприкосновения.
- Я тоже болею им. Дома, каждое утро делаю заплыв на несколько километров. Так здорово лежать посреди бескрайней водяной пустыни, где только крик чайки может тебя потревожить, но он не раздражает, а только ласкает слух…
Лика улыбнулась и посмотрела ему в глаза.
- Ты хочешь ребенка? – напрямую спросил Дей, решив, что тянуть дольше нет смысла.
- Я мечтаю о нем уже несколько лет, но мы теперь нескоро пойдем в поход и…
- Я понимаю, что не самая лучшая партия, а ты такая нежная и хрупкая, но я не обижу тебя…
Девушка кивнула. Можно было начинать.

Она так близко, что у Каина перехватывает дыхание.
«Черт побери, как она красива…»
Он пожирает ее глазами, не двигаясь с места – выжидая, когда она сделает еще один, последний, решающий шаг навстречу. Она смотрит лукаво, испытывающе – проверяет Каина на прочность. Но он не может больше сдерживаться и быстро сокращает разделяющее их расстояние, а ее губы на миг складываются в самодовольную улыбку.
Он чувствует себя раненным зверем, угодившим в западню – выбраться нет сил, остается брыкаться и выть на луну. Он жарко шепчет ей на ухо обычные фразы, давно «законспектированные» в памяти для таких случаев, но чувствует вдруг, что вкладывает в них искренности больше, чем следовало бы при здравом рассудке. Он полностью попал под ее власть и не может сопротивляться.
Гладкий шелк соскальзывает с белоснежных плеч, и он не мог бы сказать, что приятней на ощупь. Все внутри мучительно сжимается от сладкой дрожи, от предвкушения, а она медлит и все так же искушает его взглядом.
«Проклятье, никогда женщина не заставляла меня испытывать столько эмоций», - взволнованно думает он, и капли пота выступают на лбу. «И ни одна больше не будет», - вдруг вспыхивает в сознании и он понимает, что это чистейшая правда, когда их губы, наконец, сливаются в поцелуе.
Ее ложе прогибается под двойным весом, издав мученический скрип. Каин долго терзает тонкие губы, крадется по шее, ласкает восхитительную грудь. Амазонка улыбается и вздрагивает слегка, ее тело спокойно и расслабленно, в то время как Каин уже горит от напряжения. Жаркие, долгие поцелуи, он вкладывает в них все свое мастерство, а она чувствует это и оценивает по достоинству, подзадоривая его томными вздохами. Они льстят Каину, возбуждают и он понимает, что не в силах дольше продолжать прелюдию. Он входит в нее быстрым, резким, властным движением и долгожданный возглас помимо ее воли слетает с губ. Теперь уже маски сорваны, тела жаждут друг друга, легко сметая с пути слабое сопротивление рассудка.

Милая и нежная, как речная кувшинка, она изо всех сил старалась доставить ему удовольствие. Дей улыбается, целуя ее. Огонек страсти быстро погас, но другого не нужно ни амазонке ни богу Ужаса. Он слишком устал морально и скуп на эмоции, она еще немного боится и втайне желает, чтобы все скорее закончилось. Не полежав с ним даже отведенного получаса, девушка торопливо целует его и убегает, стыдливо прижимая к груди одежду. Деймос остается наедине со своими мыслями, что невыносимо теперь, когда воображение живо начинает рисовать сцену, происходящую в противоположном крыле здания. Дей мотает головой и торопливо бьет в медную тарелку, вызывая вторую девушку.

III

Сколько их было? Семь, или все-таки пять? Его, наконец, оставили в покое, но в этой тишине угнездились мысли, которые было опасно запускать в голову. Дей устало потер переносицу и закрыл глаза.
«Он делает это только по принуждению, как и я… В этом нет ничего такого…»
Он продолжал себя успокаивать, пока уставшее тело не забылось тяжелым сном.

На завтрак подали орехи, молоко и лепешки с медом. В другое время Дей предпочел бы что-то посущественней, но теперь аппетит пропал. Каин сидел на противоположном конце стола и выглядел совсем не утомленным, а очень даже довольным. Деймос ненароком стиснул нож и оставил на ладони глубокий порез.
«Трехглавый пес… Я не могу так просто смотреть на эту невозмутимость и любезность. Я ревную, черт возьми!»
Кое-как вытерев кровь платком, страж поблагодарил амазонок и заявил, что сыт.
- Не желаете ли посмотреть наш остров? Мои подруги с удовольствием составят вам компанию…
Он с удовольствием предпочел бы послать всех к Аиду и поговорить с Каином по душам, но приходилось приветливо кивать, улыбаться и слушать бесконечные рассказы о похождениях великих амазонок. Прошел день и Каина он увидел только за ужином. Их снова рассадили. Переговорить в присутствии белокурой бестии не представлялось возможным. Дей с ужасом ожидал наступления ночи. Когда солнце ушло за горизонт, амазонки удалились в храм Афины и ненадолго оставили своего добровольного пленника в покое. Но Дей совершенно не представлял, где теперь может находиться его любимый. Он бестолково слонялся по дому, когда услышал торопливые шаги.
- Мелфи!
- Мой господин…
Девушка была бледна и напугана… Впрочем, именно такое выражение лица было у нее и при прошлой встрече.
- Ты знаешь, где Каин?
Больше ничего его не занимало, и занимать не могло.
- Я…я не знаю, где господин Каин… Госпожа ни на секунду от него не отходит.
«Значит, у меня не паранойя и другие это тоже видят».
Дей заскрипел зубами от злости. Но, похоже, девушка тоже была не в восторге от похождений Каина. Нравится он ей, что ли? Бедная девочка… Такие, как она его никогда не интересовали…
- Господин Деймос… Госпожа не откажется от своего замысла. Она вряд ли убьет господина Каина первым, так что вы в большой опасности. Она не станет ждать обещанной недели…
- Я могу за себя постоять, - отрезал Деймос. Он не уйдет отсюда один и уж тем более не отдаст Каина этой фурии.
- Прошу вас… умоляю… Если вы не беспокоитесь о себе, то предупредите хотя бы его… Спасите его… Он же ваш друг!
Уж очень откровенная нежность прозвучала в этих словах.
- Ему, как и мне, ничего не угрожает, ты переживаешь зря. И даже если бы я хотел предупредить его, то не смог бы, потому что отрезан от него так же, как ты…
Девушка услышала какой-то шум в передней и убежала, бросив на него прощальный, умоляющий взгляд. Дей ударил кулаком в стену. Конечно, амазонок он не боялся, но на их честность рассчитывать тоже не приходилось. Ну какой из него дипломат?!

Затем пришла еще одна бессонная ночь, наполненная чудим удовлетворением и собственным истязанием.

IV

Просыпаться не было никакого желания. Все тело ныло, а особенно запястья. Дей открыл глаза и резко сел на постели. Не каждый день обнаруживаешь у себя на руках золотую цепь с одним серебряным звеном. И он готов был отдать голову на отсечение, что это звено из цепи, на которой сидит Цербер. Оно блокировало всякую магию, даже чудовищную силу богов… Откуда оно у них?!

В комнату вошла женщина и заперла дверь на ключ. Дей угрюмо посмотрел на нее. Она отличалась от всех предыдущих воинственных красавиц, а судя по изящным белым ручкам, вообще не брала в руки копья.
- Что вам нужно?
- Я верховная жрица храма Афины. Это я заковала тебя в цепь. Сегодня свершиться суд, мой долг – обезопасить моих сестер от твоей магии и твоего спутника…
- Что ты сделала с моим другом?!
Дей подался вперед, буравя ее взглядом, острым, как сталь на конце кинжала. Жрица подошла ближе. Похоже, совсем не боялась его.
- С ним все в порядке, пока. И пусть тебя это не интересует. Кто бы ни был ты, Деймос, представившийся именем бога Ужаса, сегодня тебя казнят.
Она кивнула и также степенно вышла из комнаты. Щелкнул замок.
«Мелфи была права. Остается надеяться, что она окажется проворней меня. Только бы она спасла Каина…»
Он судорожно сжал холодный металл. Даже если превратится в Ужас, цепь останется на лапах и амазонки легко совладают с ним…

Через несколько часов тревожных раздумий дверь вновь распахнулась. Теперь его почтила своим присутствием сама белокурая царица амазонок. Отметив довольной улыбкой его беспомощное состояние, она сказала:
- Ну что же, пойдем с нами, Деймос…
Ему ничего не оставалось делать, как повиноваться.
- Где Ка..где Рикей?! – прошипел он сквозь стиснутые зубы. Мелфи не выдала настоящего имени Каина и слава богам.
- О, ты сейчас увидишь его…
Амазонки вывели Дея на просторную площадь, недалеко от дома, где их так любезно привечали. Его поставили на некое подобие постамента, рядом стояла дикого вида женщина и сжимала меч. В его остроте сомневаться не приходилось. Затем процессия удалилась, но постамент окружало достаточное количество амазонок, чтобы не дать пленнику сбежать. Дею показалось на секунду, что среди этого рыжего моря он заметил Мелфи, но, наверное, только показалось… Прошло несколько мучительных минут и белокурая бестия вновь появилась. Сердце Дея сжалось на миг – две амазонки волочили под руки Каина. Кажется, он ничего не видел и не слышал, а точнее, попросту спал, но как можно спать среди такого гула?! Каина поставили рядом с ним, но женщины, не дающие ему упасть, остались на постаменте.
- Да свершиться воля богов! Пусть кара падет на дерзнувшего проникнуть в безраздельные владения великих амазонок! – вещала царица. – Мы казним одного пленника сегодня, и пусть боги решат, которого!
«Хватило бы ничтожной капли силы… Но я не могу, я ничего не могу сделать… Только умереть за него. Дайте, прошу, умоляю, дайте мне умереть за него!»
Жрице подали золоченую клетку.
«Это что еще за ерунда?»
Какая-то странная черная птица сидела в ней, и когда жрица открыла дверцу, птица подлетела к ним и села Каину на плечо. Дей надеялся до последнего, но сердце уже ухнуло вниз.
Предводительница амазонок выглядела явно разочарованной, но, похоже, не привыкла смешивать «личную жизнь» с «работой».
- Пусть будет так. Однако, мы должны, как обязывает традиция, спросить у наших сестер: есть ли среди вас такая, кто отдаст собственную жизнь взамен жизни пленника?
Дей с безнадежной надеждой смотрел в плотные ряды амазонок. Пауза затягивалась. Да и кто согласится? Девушка-кувшинка? Смешно. Он был нужен им всем только с одной целью, ни о какой любви здесь и речи быть не могло. Неужели все закончится вот так?!
Это он притащил сюда Каина…
«Будь что будет, нужно превращаться… Напугаю их, и, может, удастся сбежать…»
- Я сделаю это…
Дею показалось, что он ослышался.
- Я отдаю свою жизнь за жизнь пленного Рикея. – повторил голосок смелее и громче. Ряды заволновались, одна рыжая макушка отделилась от других…
«Мелфи! О боги… она точно влюблена в него… Неужели ее казнят вместо Каина?! Нет, они не могут так жестоко…»
Царица выказала удивления явно больше, чем хотела. Вновь повисло молчание.
- Мм..Мелфи? – она заикнулась, кажется, первый раз в жизни.
- Моя госпожа… Я прошу у вас жизнь этого пленника.
- Девочка моя… Но ты не можешь…
- Могу. Прошу вас, госпожа. На нас смотрят. Вы должны исполнять свой долг.
Похоже, все были потрясены выходкой девушки. Но Дей не верил, что у них хватит жестокосердия убить это невинное создание.
- Мелфина, - голос царицы дрогнул, - ты идешь на это по доброй воле?
- Да.
- Мы обязуемся исполнить твою последнюю волю и выпустить пленного Рикея на свободу. Какую смерть выбираешь ты?
Чудовищное самообладание.
- Меч.
- Да свершится воля богов…
Деймос навсегда запомнил это мгновение. Хрупкая, крохотная девушка мерным шагом проходит к постаменту, не замечая направленные на нее взгляды амазонок. Бледное лицо и огненные кудри, подбородок надменно вздернут. Ни слова. Ни слезы. Вот она поднимается по ступенькам, и, кажется, сердце отбивает такт вместе с ее шагами. Почему так мало ступенек?! Шаг, еще шаг… Царица отворачивается, толпа замирает, пронзительно свистит занесенный меч…

А потом, словно из-под земли, появились странные люди в длинных черных плащах.
«И как им не жарко?», - пронеслась дурацкая мысль.
Черные тени сползались к постаменту, намереваясь взять амазонок в кольцо. Стоявшие рядом девушки соскочили вниз, и Дей едва успел подхватить Каина. Цепь предательски звякнула.
«Кто это еще?»
Над головой просвистела стрела, потом копье… Ну почему малышка не подождала еще несколько минут? Теперь выходит, что ее смерть была напрасной. Дей подошел к Мелфине и опустился рядом, крепко сжимая Каина в объятиях. Сама смерть не могла бы сейчас вырвать добычу у него из рук.
- Господин Деймос…, - она еще была жива, но спасать девушку было слишком поздно – чудовищная дыра в груди уже никогда не затянется.
- Мелфи… Спасибо, что спасла его.
Девушка улыбнулась и подняла маленькую ручку, чтобы прикоснуться к лицу Каина, но на полдороги пальчики судорожно сжались и ручка безвольно упала. Если не смотреть на рану, могло показаться, что девушка просто уснула – такое тихое спокойствие смягчило ее черты.
- Вы не ранены?
Мужчина в черном вернул Дея к действительности.
- Нет, только… Только мой спутник без сознания.
«Что с ним все-таки случилось? Каин…»
- Мы пришли за ним. Каин один из нас, он посылал сигнал о помощи.
- Так вы те самые стражи? – догадался Деймос.
- Именно. Но на счет вас никаких команд не поступало…
«Этого еще не хватало. Чтобы из огня да в полымя…»
- Но, я думаю, вы когда-нибудь присоединитесь к нам. Считайте, что я даю вам досрочный кредит.
Страж нехорошо усмехнулся и разрубил цепь.
Резко вернувшаяся сила вскружила голову. Дей размял запястья, в его глазах сверкнула сталь.
- Спасибо. Я разберусь дальше сам.
- Вы уверены?
- Да. Пожалуйста, позаботьтесь о Каине.
«А о теле Мелфи позабочусь я»

Затем была кровавая бойня. Да, дипломат из него определенно никудышный.

V

- Деймос! Что это было, черт побери?! Зачем ты устроил эту бестолковую резню?! И что там делали стражи?! Отвечай! – Зевс метал громы и молнии. В прямом смысле, Дей едва успевал уворачиваться.
- Громовержец! Повелитель! Амазонки покушались на мою жизнь, я не мог поступить по-другому!
Он зашипел от боли, потирая обожженное плечо.
- А что там делали стражи, я не имею ни малейшего понятия! Может, у них с амазонками собственные счеты!
- Если лжешь – пеняй на себя. А теперь вон! Чтоб глаза мои тебя не видели!

«Отчитавшись» перед руководством, Дей опрометью покинул Олимп. Во-первых, этого требовал Зевс, во-вторых, нужно было выяснить, что с Каином и в-третьих, проводить Мелфи в последний путь… Но он не знал, где находится логово стражей, а значит, придется ждать, пока Каин сам не свяжется с ним… Дей вернулся в свой временный дом. Две рабыни выбежали навстречу.
- Господин, мы подготовили тело, как вы сказали, - обе девушки были бледны. Небось, только очухались от обморока.

Пламя взметнулось высоко, сливаясь с рыжими кудрями. Дей стоял и недвижимо смотрел на огонь. Сейчас появится Гермес…
- Любимая? – на вечноусмехающемся лице странно было видеть, кажется, почти искреннее сочувствие.
- Нет. Она помогла мне, когда амазонки озверели…
- О, я слышал. Зевс там до сих пор рвет и мечет. Но, я думаю, скоро угомонится. В конце концов, он сам виноват. Ты воин, а не дипломат.
- А где был все это время ты? – Дей подозрительно прищурился, - я же вместо тебя повинность отбывал…
- Эээ… Понимаешь, у Диониса на прошлой недели был День Рождения…
Дей вздернул брови.
- Ты, значит, пьянствовал, пока я там жизнью рисковал?!
- Ну Дей… понимаешь, я не мог отказать…
- Скотина.
- Ну Дей…
- А, иди ты… К Аиду… Тебя дама заждалась.
Душа Мелфи ждала проводника где-то здесь. Дей не мог видеть, но почти чувствовал на себе ее взгляд и ласковую улыбку…

Они пришли на следующий день. Пять теней появились в прихожей, перепугав рабынь.
- Ну вот, снова в обморок…, - закатил глаза Дей. – Пожалуй, надо менять жилье, а то доведу бедняжек до помутнения рассудка.
- Каин хочет вас видеть, но мы не можем открыть вас свое теперешнее местонахождение. И вам, и ему придется подождать.
- Что с ним? Он пришел в себя? – Дей схватил стража за руку, которая оказалась чудовищно холодной.
- Каин нездоров, но ничего серьезного, – страж настойчиво высвободился и кивнул своим спутникам. Те исчезли.
- Через два дня он обещал быть возле вашего жертвенника.
- Спасибо вам за все.
Страж усмехнулся.
- Вы не годитесь на роль бога Ужаса.
- Бога Ужаса вы еще не видели. И я искренне вам этого не желаю.
Мужчина склонил голову на бок и исчез, как сквозь землю провалился.

Дей устало опустился в кресло и потер переносицу. Теперь можно позволить себе отдохнуть немного. Если бы только без сновидений…
«Что с ним? Что они с ним сделали? Любимый…»

Он проспал всю ночь и ровно половину следующего дня. Делать было нечего, мысли витали где-то далеко, а ожидание становилось бесконечным…
- Не нужно было тащить его с собой, - в сотый раз за день повторил себе Деймос.
От безделья он начистил доспехи, заострил все мечи и клинки, имеющиеся в доме, и даже подыскал себе новый дом и договорился с владельцем о цене. Пришла ночь, но не сон…
«Я собственноручно убил царицу амазонок… А вдруг Каин полюбил ее?! Нет, нет, не может быть…»

Еще один бессмысленный день. Стрелка, похоже, окончательно присохла к циферблату. Надвигающаяся осень дышала в затылок сыростью и туманом. Новые рабыни бестолково шныряли перед глазами, наводя порядок. Они были очень даже красивы, но для Дня являлись не более чем предметами мебели.
«Только не думать… Ни о чем не думать…»

VI

Это утро стало, кажется, самым долгожданным в жизни. Дей чуть ли не бегом бросился к жертвеннику, но еще издали увидел, что там никого нет. Страж ничего не говорил о времени, а опоздать он не мог хотя бы потому, что солнце только встало. Значит, ждать… Снова ждать…
Дей уселся на мокрую от росы траву перед гранитными плитами жертвенника и вздохнул.

Солнце уже поднялось высоко над горизонтом, когда он услышал знакомые шаги. Дей торопливо вскочил и зачем-то пригладил волосы.
Каин выглядел бледнее, чем обычно, но, кажется, был вполне здоров.
- Ты пришел! Наконец-то!
Дей бросился ему на шею и долго не отпускал.
- Ну ладно тебе… Задушишь…
- Ой, прости… Так что с тобой было? Я себя чувствую ужасно виноватым, не нужно было тебя в это втягивать…
- Глупости. Если бы меня там не было, тебя бы точно убили…
- Ты позвал на помощь, да?
- Их царица…ммм…имени не помню, явно что-то замышляла, к тому же я услышал пару неосторожных приказов, отданных при мне и понял все прежде, чем они опоили меня этой отравой… Та девочка была права. Кстати, что с ней случилось?
- Она…, - Дей опустил взгляд, - когда нас собирались казнить, царица спросила, хочет ли кто-то из них отдать жизнь за освобождение пришельцев…
- Глупое благородство.
Дей вздохнул. Он так не считал, но спорить не собирался. Тем более, что на языке вертелся совершенно другой вопрос.
- Каин, тебе… нравилась та женщина? – тихо спросил Дей и впился взглядом в его глаза.
«Ты не сможешь мне солгать…»
Каин усмехнулся.
- Равно как и все остальные. Я же к тебе вернулся.
- Ну… У тебя не было выбора! Я ее убил собственноручно. Ты не представляешь, каково мне было выносить все это…видеть, как она за тобой увивается, как…
Каин резко притянул Дея к себе и, не давая договорить, поцеловал. Все мысли вдруг исчезли куда-то, стало так тепло и хорошо. Только бы он подольше был рядом… Тогда все забудется.
- Каин, я люблю тебя…
Дей гладил его лицо и не мог насмотреться в черные глубины глаз. Он ничего не ответил, только во взгляде скользнуло что-то, отчего сердце начало биться быстрее…

Спэшел фо Люпи:)))

Как он хотел, наконец, почувствовать вкус его кожи… его тела… Дей чувствовал себя почти зверем – жаждущим и ненасытным…
«Я тебе покажу разницу между мной и твоими бесконечными женщинами!»
Ткань легко скользила по коже, и скоро тело любимого открылось взгляду. Дею уже не удавалось сдерживать клокочущую внутри страсть, как не старались ее утолить глубокие, пылкие поцелуи. Каин надавил на его плечи, и они опустились на мягкую траву. Любимый тоже хотел этого… Как же тепло на сердце!
«Я люблю тебя…»
Он покрывал поцелуями его лицо, шею, грудь… Обволакивал губами соски и слышал прерывистые вздохи, отчего по телу разливалась сладкая истома.
Как томительно и долго он прокладывал свою дорожку из поцелуев к пеклу страсти, как смаковал каждый миллиметр его красивого тела, которое дарило невыносимое наслаждение… Он никогда не любил никого так безумно… Только с ним обычное влечение приобретало особый смысл и это уже было не просто удовлетворением плоти, но божественной негой…
Встречались их губы и глаза, а казалось – души соприкасаются в бесконечных поцелуях. Как бы хотел Дей услышать сейчас его мысли, и убедится, что он думает о том же… Но Каин, наверное, никогда не скажет, что любит его. Он слишком ценит свою свободу, но Дей не посмеет упрекать его за это. Он сам бог, но готов поклоняться этому мужчине, который пленил его сердце и вот теперь дарит свое тело, позволяет касаться себя и шептать на ухо сумасшедшие признания.
- Я люблю тебя…
Пройтись губами до кончика плоти, облизать головку и услышать приглушенный стон… О, как ласкают слух эти немые признания, слушал бы их, кажется, всю жизнь…
Резким движением Каин переворачивает его на спину и наклоняется так низко, что Дей может слышать его обжигающее дыхание на лице.
«Я знаю, ты хочешь меня… Так не медли, я готов…», - произносит он только глазами. Но любимый понимает… Он всегда понимает без слов…
И в который раз ему не удается подавить протяжный стон, когда напряженная плоть входит в его тело. Сладкая боль… Наслаждение, что длится минуты, такое короткое, но полное, как целая жизнь… Ритмичные толчки и вздохи… Как можно передать словами всю полноту чувств?! Когда сердце раздирает любовь… Можно только смотреть на него и надеяться, нет, знать! Знать, что он понимает все…
Наслаждение разрывает сознание, вторгаясь в каждую клеточку, в каждый нерв. Стук в висках отсчитывает пульс, а Дей на короткий миг лишается возможности что-либо видеть и слышать, пытаясь удержать этот сладостный миг, когда чувствуешь себя счастливейшим существом в Ойкумене.
- Я люблю тебя!!!
«И буду повторять это снова и снова, и когда-нибудь услышу тихое эхо из твоих уст…»

@темы: Фики

Комментарии
2009-03-07 в 13:51 

Универсальный катализатор безобразий. (с) CMouse
Меня это все больше и больше затягивает)))

2009-03-07 в 14:01 

Я злой и страшный серый волк...
Мммм... нет все таки это нужно читать сразу, а не кусочками... Посенько... Люпи так радо что сил нет! :love:
А где спешл? *прищурилось* Я читала-читала и такой облом в конце! :laugh:
Ну выыыыложите спешл ну позязя! :small:

2009-03-07 в 16:35 

безбелетник
Рыжая шельма, мне невыразимо приятно, что вам понравилось=)))
Люпи, готово))))

2009-03-07 в 16:40 

Универсальный катализатор безобразий. (с) CMouse
Пося-сан спешел бесподобен) то что я люблю, минимум механики, максимум ощущений и чувств. Просто отдых для меня такое читать. Спасибо!)

2009-03-07 в 18:17 

безбелетник
Рыжая шельма :shame: засмущали мну:shy: спасибо вам, что прочли)

2009-03-07 в 20:22 

Я злой и страшный серый волк...
Посенькааааа.... я конечно это читала, но прочитав снова растеклось по клаве :inlove: спасиииииииибо! :hlop:

2009-03-07 в 20:42 

безбелетник
:shuffle: вам спасибо:kiss:

2009-03-07 в 20:53 

Я злой и страшный серый волк...
Да мне то за что? :)) если только за Каина :laugh:

2009-03-07 в 21:29 

безбелетник
ну дак за него, родимого ггг)

   

Когда умирал закат

главная